Category: наука

Свет

Геологический музей

В этот музей я попала первый раз,хотя мимо часто проходила и всё время думала,что надо обязательно зайти.В этот раз было очень холодно и решили зайти погреться. И остались там надолго. Музей просто замечательный,столько всего интересного....

Очень много фотографийCollapse )

Музей Барбье-Мюллера

Стала просматривать музейные барселонские фотографии, мрачно сделала вывод – ослица. Я серая ослица с длинными прозрачными ушами и репейником на шелудивом заду. И даже не валаамова, а простая крестьянская, груженая цифровиком и безмозглой башкой. Потому что если уж фотографируешь из-под полы сокровища, то фотографируй и таблички рядом с ними, или хотя бы записывай на манжетах дату и место. А если манжет нет, запиши на салфетке. Не рассчитывай, что гугль знает все. Как теперь отделить ольмеков от тольтеков, а тольтеков от ацтеков? Но кто же знал, что в сети так мало картинок, а уж конкретно экспонатов из музея Барбье-Мюллера и вовсе кот наплакал.

Положим, само здание трудно сфотографировать – улочка с пышным названием каррер де Монткада такая узенькая, что толком и не пристроишься, тычешься только объективом без всякого смысла. В шестнадцатом веке, похоже, богатой кастильской знати нравилось строить дома балкон в балкон с соседями. Кстати, те сеньоры, которые жили напротив моего вожделенного музея искусства доколумбовой эпохи, и представить не могли, что в их дворцы Мека, Беренгер-д'Агилар, Маури, Финестрес и Баро-де-Кастельет будет запросто шастать болтливая чернь, чтобы посмотреть на мазню какого-то презренного Пикассо. Причем даже не заходя к Барбье-Мюллеру. Нет, серьезно - все ломились к Пикассо и ни одного посетителя, кроме нас, в музее доколумбового искусства. Дураки какие.

В самом музее фотографировать нельзя, о чем нам и сообщила умопомрачительно красивая, как все каталонки, кассирша. И вначале я даже послушалась. Зашла в специальную комнатку, где на столе разложены толстые фолианты с иллюстрациями, и стала добродетельно фотографировать фотографии. Фолианты, кстати, привязаны к столам, как вилки в советских столовых, - видно ценители изящного охулки на руки не кладут. А потом обнаружилось, что в залах нет ни одной старушки в седых букольках с брошью на кофточке и взглядом вохровца. Разве могли мы с цифровиком удержаться? Да он бы мне этого не простил никогда. Тем более что каждая фигурка, каждый барельеф, каждый задрипанный горшочек так мастерски экспонированы, что застываешь перед ними надолго. Пока разглядываешь, в голову сами собой вползают, топоча многочисленными ножками, слова Тлауискальпантекутли, Кетцалькоатль или вообще Вицлипуцли. Не удивлюсь, кстати, если их нашептывают каменные фигурки за стеклом.



А теперь будут большие фотографии. И мало буков.

Collapse )