Category: музыка

Хит патефонного времени

Оригинал взят у ladyblrd в Хит патефонного времени
Музей песни "Катюша" или как я побывала на берегу крутом

«Катюшу» Матвея Блантера и Михаила Исаковского считают хитом военных лет. Эта песня пережила целую эпоху и стала известной во всём мире. Война давно закончилась, а мелодию любят до сих пор. Редкое патриотическое мероприятие обходится без «расцветающих яблонь и груш». Песню до сих пор разучивают в школах. В конце ноября этого года «Катюше» исполнится 75 лет.

На родине легендарной «Катюши» – в Угранском районе Смоленской области у песни есть собственный музей. Он расположен в селе Всходы, в 28 километрах от деревни Глотовки, где родился автор песни Михаил Исаковский.

PA260041

Жизнь музея, да и всей угранской земли, прочно переплелась с этой песней. Музей «Катюши» появился в 1985 году. Постарались односельчане и поклонники. Экспонаты до сих пор ютятся в четырёх комнатах здания сельского клуба. Это строение появилось в 1949 году, опять-таки благодаря Исаковскому.

В 1936 году во Всходах был большой праздник, на который Исаковский приехал вместе с Твардовским. В старинном парке проходил смотр художественной самодеятельности.

– Сейчас здесь вместо сцены братская могила семи с половиной тысяч человек. Останки воинов сюда перенесли со всех окрестностей. А за день до войны Исаковский выступал в Угранском районе перед выпускниками, – рассказывает заведующая музеем Людмила Прохоренкова.


PA260028

Он приехал сюда и через год после освобождения района.

– За «Катюшу» Исаковский получил Сталинскую премию, – продолжает Людмила Анатольевна. – А когда приехал сюда и увидел пепелище, отдал деньги на восстановление народного хозяйства и на строительство клуба. И место сам выбрал.

Когда музей открылся, школьников привозили сюда автобусами. А сейчас посетителей не так уж много. Чаще всего заходит приблудная кошка Муська. Хозяева её бросили – уехали в райцентр.

Посетители в музей приезжают в основном летом и по поэтическим праздникам. А осенью жизнь замирает.

Парадокс, но историей «Катюши» больше интересуются не смоляне, а москвичи и иностранцы. Их в колоритную глубинку привозят те же столичные жители. Дело в том, что с недавнего времени Угранский район облюбовали московские дачники. Понемногу они скупают здесь земли.

– Бельгийцы, португальцы, американцы, шведы, поляки, китайцы – все русскую «Катюшу» знают, – улыбается заведующая.


Разложили на вещи

– Здесь фотографии из личного архива поэта, – лёгким взмахом руки работница музея указывает на стену в самой дальней комнате. – А вот самая первая книга стихов «Провода в соломе», выпущенная в 1927 году. Нам её передал хранитель музея Есенина в Вязьме.
В отдельной комнате сотрудники воссоздали кабинет Исаковского. Печатная машинка, очки, рукописи, шляпа, пальто, зеркало, книги… Всё, что когда-то находилось в его комнате, можно потрогать.


3

PA260032

В музее собрано 112 вариантов переделок знаменитой песни. На фронте её часто перепевали по-своему. Катюша в них ждала то танкиста, то связиста.

Кстати, первой «Катюшу» исполнила Валентина Батищева 28 ноября 1938 года. Именно её голос был записан на патефонную пластинку.

– У нас она есть, – с гордостью говорит Людмила Прохоренкова. – Эта пластинка тоже ветеран. Она прошла всю войну.


5

Но прослушать запись с пластинки невозможно – время её не пощадило.

Ещё на одной из стен музея
за стеклом висит неприметная, давно вышедшая из моды розовая блузка с рюшами. Она принадлежала Екатерине Помазкиной. Предмет гардероба девушки передала в музей её мать. И описала историю гибели дочери.

– Девушка работала в комендатуре у немцев и доставляла нашим секретные данные. Её расстреляли на берегу Касплянского озера. Перед смертью она запела «Катюшу». Но допеть не успела.

Есть в музее и старые фотографии родной для Исаковского Глотовки. Во время войны его отчий дом сгорел. Сейчас на том месте фундамент и памятный валун. Железную табличку, когда-то привинченную к камню, перевесили на соседнее здание. На всякий случай, чтобы не унесли.

Была идея создать в Глотовке музей. Но заниматься им и охранять его некому. Сейчас эта деревня умирает – в ней живут всего два пенсионера.


Катюшин берег

На берегу реки Угры, в паре километров от музея, стоит памятник «Катюшин берег». Он появился здесь почти тридцать лет назад. По словам старожилов, именно про этот берег поётся в песне.

IMG_0291

IMG_0290

IMG_0299

Памятная композиция похожа на сруб крестьянской избы. А рядом расположен огромный валун. Раньше к камню была приделана табличка. На ней гравировка: силуэт девушки с развевающимися волосами. Но металлический прямоугольник кто-то уже пытался снять. И его подальше от хулиганов спрятали в музее...

К слову

Существует множество переводов и альтернативных текстов «Катюши» на разных языках. В Италии это «Катарина» и Fischia il vento («Свистит ветер»), в Израиле – «Катюшка», в Финляндии – Karjalan Katjuusa («Катюша из Карелии»). Кроме того, песня популярна среди болельщиков. Её поют на трибунах во время матчей сборной России по футболу.

Зимняя прогулка к Ражабий.

Зимой, когда на улице лежит снег, не всегда хочется выходить из дома, гулять по разным интересным местам. Но если вдруг наплывает желание вырваться из "четырех стен" своей квартиры, но при этом не хочется мерзнуть на улице, то тогда можно прогуляться по музеям.



В очередной раз нашу творческую группу "Лангар" пригласили в одно из интересных мест Ташкента - Collapse )
далматин флегматичный

Вена, Дом музыки

Музей крайне необычный. Здесь можно послушать звуки, шансы услышать которые в обычной жизни равны нулю. Засуньте голову в одно из этих отверстий, и услышите шумы на Юпитере или то, что слышит ребёнок в утробе матери

Collapse )

Ленинградская область. Усадьба "Марьино". Музыкальный салон.

27 марта 2010 в 15 часов состоится музыкальный салон, посвященный Международному Дню театра “Русские гении в Марьино».
Далее немного о вечере, а также об усадьбе. Collapse )




О НЕКОТОРЫХ ЭКСПОНАТАХ МОСКОВСКОГО МУЗЕЯ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

83.36 КБ

Фотографии synthesizer

    В холле второго этажа музея музыкальной культуры имени Глинки устроена небольшая выставка, посвященная нескольким знаменитым оперным и балетным спектаклям Большого театра. Тут и сверкающие наряды Царя Салтана с Милитрисой, и фарфоровые фигурки трех девиц под окном, и шемаханской царицы, и миниатюрный макет декораций к балету «Конек Горбунок», сделанный до того искусно, что, ежели присмотреться, то можно увидеть разбросанные по крошечной, пятивершковой сцене булавочные головки лошадиного навоза.
    Присмотримся повнимательнее и к бутафорским старинным гуслям середины прошлого века, на которых аккомпанировал себе Садко. В самый центр инструмента вставлена пятиконечная звезда, в центре которой вытеснен серп и молод, теперь уже еле заметный. Поневоле и задумаешься – что же за слова были в тогдашней арии Садко…
    В зале с постоянной экспозицией трудно пройти мимо огромной царь-балалайки шестнадцатого века, принадлежавшей Ивану Грозному. Она чудом сохранилась в кладовых Александровского кремля, бывшего когда-то опричной столицей. Инструмент богато украшен миниатюрами на темы страшного царского суда над боярами. Струны целыми до нашего времени не дошли, но по результатам генетического анализа их обрывков ученые установили, что скручены они из жил опальных князей Куракиных и Старицких. Верхняя дека балалайки проломлена, поскольку именно этот инструмент Грозный надел на голову своего сына. Несчастный умер не от удара, как можно было бы подумать, а задохнулся головой внутри корпуса через трое суток.
    Говоря об инструментах шестнадцатого века невозможно не упомянуть флорентийский спинет, принадлежавший семейству Франческо Медичи. Сами Медичи на нем не играли, а приглашали заклятых друзей в гости и упрашивали сыграть какую-нибудь прелюдию или мотет. Те играли, играли по клавишам, намазанным ядом…
    А вот скрипка-пошетта, такая маленькая, что на ней можно играть не вынимая её из кармана. Этим частенько пользовались молодые люди, когда стояли под окнами своих прекрасных дам и незаметно для старого мужа наигрывали «Я здесь, Инезилья, я здесь под окном». В России такими миниатюрными как пошетты были только крошечные гармоники. И точно также как и на пошеттах, на этих гармониках играли в карманах. Правда, совершенно по другой причине. Дело в том, что играли эти гармоники нецензурные мелодии. Существовало два типа таких инструментов – саратовская двухрядка с пятью кнопками-буквами и тульская однорядка с тремя. Под этот незатейливый аккомпанемент обычно исполняли неприличные частушки. И вовсе не в каких-нибудь простонародных трактирах или гуляниях, где их и без того пели открыто. Наоборот – в самых, что ни на есть приличных гостиных. Сидит себе тихо за столом, допустим, коллежский секретарь или отставной поручик и в перерыве между пуляркой с трюфелями и жарким из рябчиков, такое, понимаешь, в кармане наигрывает, что даже столичные барышни улыбаются и краснеют, не говоря о провинциальных, которые просто валятся под стол со смеху и дрыгают толстыми ногами.
    Скромная флейта-пикколо в углу витрины с деревянными духовыми инструментами на первый взгляд ничем не примечательна. Мало кто знает, что она принадлежала вождю народов и последнему генералиссимусу. На ней он играл в самые критические моменты заседаний Политбюро, чтобы парализовать волю его членов. В неопубликованных главах переписки Хрущева с врагами описан случай, когда Сталин так задумался, играя на флейте, что очнулся только тогда, когда Ворошилов, Каганович и Молотов уже по горло вошли в воду Москва-реки. Известно также, что Берия неоднократно предпринимал попытки выкрасть этот волшебный инструмент, чтобы использовать его во внутрипартийной борьбе. Впрочем, ни одна из этих попыток не увенчалась успехом. Лишь после смерти тирана выяснилось, что флейту он прятал в усах.

Collapse )

МОСКОВСКИЙ МУЗЕЙ ЧАСОВ С КУКУШКОЙ

91.84 КБ

Фотографии panzerkreuzer

    Есть в Москве Сверчков переулок. Назван он так потому, что с екатерининских еще времен торговали здесь певчими сверчками, привезенными с Дальнего Востока – из Китая, Вьетнама и даже Сиамского королевства. Полюбились песни сверчков и вельможам, и купцам, и простому народу. Конечно, народ слушал своих, запечных, и этим был доволен, а вот вельможи выписывали себе тысячных заморских солистов. Выделывали они такие рулады, что особенно чувствительные дамы и девицы не выдерживали – пускали слезу, иногда и две. Одна беда – уж больно здоровы и страшны были сверчки на вид. Даже золоченые клетки не придавали им авантажности. Тогда придумали шить им крошечные камзольчики и башмачки с серебряными пряжками на все шесть ног. Нашли какого-то еврея-портного, который не только обшил их с головы до ног, но и смастерил им крошечные скрипочки. У князя Потемкина-Таврического был сверчковый квинтет, который играл и пел из Гайдна, Моцарта и Генделя. Бывало, их сиятельство наприглашает к себе гостей и давай их потчевать сверчковой музыкой. Как заиграют они «Маленькую ночную серенаду», как начнут подпевать своим скрипочкам – так у графа Румянцева-Задунайского чуть не апоплексический удар делается. В пику потемкинскому, Румянцев решил устроить свой сверчковый оркестр, но не на западный манер, а на наш, русский. Немедля послали за евреем-портным, и тот графским сверчкам сшил кумачовые косоворотки, стачал смазные сапожки из телячьей кожи самой тонкой выделки да смастерил такие звонкие балалаечки, что в момент, когда заиграли они русскую народную песню «Прощай радость, жизнь моя…», особенно чувствительные дамы и девицы не только пустили слезу, но и заплакали в три, а некоторые и в четыре ручья…
    Оставим, однако, сверчков. Не за ними мы пришли в этот переулок. А пришли мы в один из уютных домов, оштукатуренных на классический манер. Такие стали строить в Москве как раз после войны с французами. В нем находится музей часов с кукушкой, который и является предметом нашего интереса. Collapse )